Архив автора

Страница 2 из 10123...Последняя »

Переписи населения. Переписи начала XVIII в.: особенности и сохранность

Отличительной чертой переписей 1709 – 1718 гг. стало то, что они составлялись не переписчиками, присланными из центра, а местными властями – губернаторами, ландратами, комиссарами (помощниками ландратов).

Переписи составлялись по старому принципу: в населённом пункте собирались сведения о жителях, которые затем вносились в переписные книги. При этом проводилась сверка с документами более раннего периода. Важно отметить, что при сверке основывались обычно на переписных книгах 1678 г., а не на переписях предыдущих лет, поэтому при сравнении переписей начала XVIII в. возраст крестьян может отличаться не на тот период, который прошёл между двумя переписями, а на произвольную величину.

Другая особенность – это высокая плотность населения в одном дворе. Наиболее ярко она проявляется в ландратской переписи. Налоги в этот период собирались с двора, поэтому очевидно, что увеличение налогового гнёта во время Северной войны вынуждало крестьян объединять хозяйства и жить одним двором. Отсюда вытекает ещё одно обстоятельство: не все родственные связи в этих переписях соответствуют действительности, так как иногда крестьяне называли своими братьями людей, проживающих вместе с ними, даже не состоящих в родстве.

Материалы переписей 1709 – 1718 гг. концентрировались в местных канцеляриях, а после реформы центральных учреждений 1711 – 1714 гг., когда вместо приказов были созданы коллегии, были переданы в Камер-коллегию – учреждение, регулирующее раскладку и сбор налогов. Эта коллекция сохранилась и стала частью фонда 350 «Ландратские книги и ревизские сказки» в РГАДА. Эти материалы входят в оп. 1 этого фонда и включают в себя 502 единицы хранения.

Эти документы касаются в основном территории Центральной и Южной России. Имеются материалы по некоторым территориям Слободской Украины (Ахтырскому полку, Изюмскому, Балаклейскому и другим уездам), встречаются (правда, в небольшом объёме) материалы по Тобольску и Красноярскому уезду.

Материалы переписей начала XVIII в. могут встречаться и в других фондах и архивах. Например, переписные книги дворов на Адмиралтейской стороне Петербурга и по Нарве 1716 г. имеются в РГАДА в ф. 198 «А.Д. Меншиков. Походная и домовая канцелярия» (А.Д. Меншиков был губернатором Санкт-Петербургской губернии).

Переписи населения. Переписи начала XVIII в.

В начале XVIII в. по указу Петра I проводятся ещё несколько переписей. Они являются переходным моментом как в истории налогообложения, так и в истории переписей.

Как уже говорилось ранее, Московский уезд и ряд уездов вокруг Москвы были переписаны в 1704 – 1705 гг. По другим уездам также имеются подобные документы 1706 – 1707 гг. Однако документы этого периода по содержанию не отличаются от переписных книг XVII в., так как проводились переписчиками из московских приказов по формуляру документов предшествующего периода. Хранятся они (за некоторыми исключениями, находящимися в ф. 350, оп. 1) также в составе фонда 1209 «Поместный приказ».

В 1709 г. была проведена новая перепись населения. Эта перепись составлялась по дворам. Учитывались только мужчины, возраст указывался для всех, за исключением глав дворов.

Исследователи указывают на многочисленные недостатки переписи 1709 г. Она не устраивала и Петра, так как уже 12 февраля 1710 г. был издан указ губернаторам о проведении переписи в губерниях: «В сей настоящий 1710 год, к будущему 1711 году переписать всякому в своей губернии дворы крестьянские и дворовых людей и во дворах по головам людей обоих полов порознь и оныя росписки привезть к будущему 1711 году, закрепя своими руками (т.е. заверив своей подписью)».

В 1715 г. началось проведение новой переписи населения. Указ от 10 декабря 1715 г. предписывал: «В губерниях ландратам переписать дворы крестьянские и бобыльские и другие и в них людей по именам, против прежних посланных в губернии Его Великого Государя указов вправду без всякой утайки и понаровки».

Эта перепись получила название ландратской, так как проводилась местными чиновниками – ландратами. Эта должность появилась в 1713 г. как советник при губернаторе. По указу от 28 января 1715 г. деление на уезды и провинции упразднялось, все губернии делились на ландратские доли по 5 536 дворов в каждой (правда, губернатор имел право увеличить или уменьшить количество дворов). Во главе каждой доли стоял ландрат, который был обязан жить на управляемой им территории и заниматься всеми вопросами местного управления («для управления всяких сборов и земских дел»). Деление на ландратские доли сохранялось до реформы местного управления 1719 – 1720 гг., когда было введено деление на провинции и дистрикты.

Ландратская перепись проводилась с 1715 вплоть до 1718 г. Кроме населения, которое должно было платить подати, в ходе этой переписи учитывались и церковнослужители. Перепись составлялась по дворам (при этом отмечались и пустые дворы). В книги записывались как мужчины, так и женщины, для всех указывался возраст. Материалы переписи содержат также указания на то, где находятся отсутствующие члены семьи, отметки о смерти или нетрудоспособности.

Помимо названных всеобщих переписей, в начале XVIII в. было проведено несколько частных: например, перепись Белгородского и Севского разряда и новых деревень Слободских полков на территории Киевской и Азовской губерний 1713 – 1714 гг.

Переписи населения. Переписные книги по Сибири и Украине XVII века

Несколько прошлых статей были посвящены писцовым и переписным книгам Поместного приказа. Эти книги описывают в основном Центральную Россию. Однако земли не всей территории России ведались Поместным приказом и, соответственно, включались в составляемые им писцовые и переписные книги.

Сибирские земли управлялись Сибирским приказом и по ним существуют отдельные переписи, которые носят название дозорных и переписных книг. Дозорные книги Сибири соответствуют писцовым книгам Центральной России, т.е. касаются главным образом земельных владений служилых людей и крестьян, переписные так же, как и в Центральной России, содержат списки населения.

Кроме того, по Сибири имеются иные материалы по населению, аналогов которым нет в других регионах. Во-первых, это ясачные книги, содержащие списки местного населения с указанием размера уплачиваемого ясака (дозорные и переписные книги касаются в основном русских поселенцев). Ясак – это налог, уплачиваемый местным населением, главную часть которого составляла пушнина. Во-вторых, крестьянские книги, которые содержат списки пашенных крестьян на государственных землях. В Сибири XVII в. существовала обширная категория пашенных крестьян, которые должны были обрабатывать «государевы пашенные земли», за это получая право пользоваться так называемыми «собинными землями», т.е. собственным земельным участком. Крестьянские книги описывают как раз этих пашенных крестьян и содержат перечни обрабатываемых ими пашенных земель.

Все эти документы по населению Сибири XVII в. хранятся в РГАДА в составе фонда 214 «Сибирский приказ». Описание этих документов было сделано Н.Н. Оглоблиным в четырёхтомнике «Описание столбцов и книг Сибирского приказа» (М., 1895 – 1902). Указатели документов по учёту населения и их характеристика содержатся в первом томе этой работы.

Особое управление имела и территория Левобережной Украины, вошедшая в состав России. Подворная перепись этих земель была проведена в 1666 г. Сохранившиеся материалы переписи находятся в РГАДА в фонде 124 «Малороссийские дела». Материалы этой переписи изданы В.А. Романовским в книге «Переписные книги 1666 года» (Киев, 1933), неизвестно, правда, насколько полно. Имеется также несколько публикаций по Чернигову в журнале «Сіверянський літопис».

Переписи населения. Писцовые и переписные книги: сохранность и местонахождение

Материалы писцовых и переписных книг по разным регионам сохранились по-разному. По Новгороду они начинаются с 1499 г., по Москве – с 70-х гг. XVI в., однако по многим регионам сохранились лишь переписные книги XVII в. (например, по Тульскому уезду), либо книги какого-то одного описания (Симбирский уезд).

С точки зрения значимости для генеалогических исследований из всего массива переписей XVI – XVII в. наиболее важны переписные книги 1646 – 1647 и 1676 – 1678 гг. Они дают картину всего населения того или иного населённого пункта, что позволяет использовать их в качестве источника по генеалогии крестьянства или городского сословия. Однако найти нужную семью в документах удаётся далеко нечасто. Во-первых, большая часть населения в этот период была бесфамильной. Во-вторых, весь XVII и XVIII в. продолжалось освоение новых земель: основывались новые деревни, происходило переселение крестьян (как государственных, так и крепостных) с места на место. В связи с этими обстоятельствами отсутствие какого-либо звена в источниках (например, одной из ревизий), не позволяет связать между собой поколения семьи.

Писцовые и переписные книги хранятся в Российском государственном архиве древних актов в Москве. Основной их массив находится в фонде 1209 «Поместный приказ», кроме того, они имеются в фонде 137 «Боярские и городовые книги». Значительная часть копий писцовых книг находится в рукописных собраниях библиотек и музеев (Российской национальной библиотеки, Российской государственной библиотеки, Государственного исторического музея и др.). Насколько они дополняют основные фонды РГАДА, не вполне понятно: исследований, которые охватывали бы все сохранившиеся писцовые книги по всей России не проводилось.

Писцовые книги, хранящиеся в РГАДА, были описаны в XIX в. в первой книге издания «Описание документов и бумаг Московского архива Министерства юстиции» (М., 1869).

Опубликовано несколько росписей писцовых книг: «Писцовые книги Русского Севера» (М., 2000), «Писцовые книги Новгородской земли» (в 5 томах, М., 1999 – 2004), «Писцовые книги Восточного Замосковья» (М., 2007), «Описания городов Европейской части России XVI – XVII вв.» (М., 2005) и др. В этих изданиях писцовые книги различных уездов написаны по волостям с указанием номера листа, что позволяет найти нужный населённый пункт без пролистывания всей книги.

Кроме того, с XIX в. был опубликован ряд писцовых книг. Стоит упомянуть: «Писцовые книги XVI в.» (в 2 отд., 1872 – 1877), «Писцовые книги Ижорской земли» (в 2 отд., 1859 – 1862), «Писцовые книги Рязанского края» (в 2 тт., 1900 – 1904), «Писцовые материалы Ярославского уезда» (в 2 тт.,  СПб., 1999 – 2000) и мн. др.

Переписи населения. Переписные книги XVII века

В середине XVII в. характер учёта населения претерпевает определённые изменения. Основным содержанием писцовых книг более раннего периода было описание тяглых земель, с которых платились налоги. С 40-х гг. XVII в. начали составляться переписные книги, которые описывали всё податное население России поимённо, с указанием возраста каждого человека. Первая такая перепись была проведена в 1646 – 1647 гг. После завершения переписи должен был состояться переход от посошного налогообложения (когда налоги брались с обрабатываемой земли в зависимости от её качества) к подворному (когда налоги уплачивались с двора), однако этот переход произошёл лишь в отношении налогов экстренного, военного характера. Большая же часть налогов продолжала собираться по писцовым книгам 1620-х гг.

Вторая общая перепись была проведена в 1676 – 1678 гг., в правление Фёдора Алексеевича. По окончанию этой переписи все налоги были переведены на подворное обложение. На основании переписных книг этого периода подати уплачивались вплоть до 1710 – 1719 гг.

Вот пример переписной книги:

«За Николаевским попом Василием на реке на Поведи с причетники церковных бобылей шесть дворов.

Бобыль Федька Иванов у него дети сын Алешка да сын Прошка. У Алешки сын Кирюшка 10 лет, сын Демка 5 лет. У Прошки сын Ивашко 3 лет».

Таким образом, в переписных книгах указывались имена всех крестьян (как государственных, так и крепостных), проживающих в каком-либо населённом пункте, причём указывался их возраст (правда, не для всех членов семьи). Среди членов семьи указывались только мужчины, однако если женщина могла быть записана, если была главой семьи (например, вдова после смерти мужа).

Стоит отметить, что помимо двух названных переписей проводился ряд других, которые охватывали не всю Центральную Россию, а какие-либо отдельные уезды или целые регионы. Например, в 1704  г. была проведена перепись Московского уезда, в 1705 г. – Владимирского и т.д.

Переписи населения. Писцовые книги

С конца XV – начала XVI в. в России книги, содержащие описания земель и налогоплательщиков, получают название писцовых. В них описывались земли, принадлежавшие вотчинникам, помещикам, церкви, а также население, которое на них жило и платило подати. Первые писцовые книги были составлены по пятинам (сельским территориям) Новгородской земли, а позже – по всей территории России.

Для составления писцовых книг на место высылалось несколько писцов (обычно из подьячих), возглавляемых думным боярином, окольничим или воеводой. На месте они собирали показания у местных землевладельцев и сверяли их с предыдущими писцовыми книгами и актами землевладения.

С середины XVI в. составлением писцовых книг, равно как и всеми делами в отношении землевладения Центральной России, ведал Поместный приказ.

В XVI – XVII вв. было проведено несколько генеральных переписей всей территории Московского государства. Первое такое «большое письмо» было проведено в 1538 – 1547 гг., второе – в 1550 – 1580 гг., третье – после Смутного времени, в 1620-х гг.

В 1640-х и 1670-х гг. составлялись переписные книги, о которых будет подробнее рассказано в следующей статье.

Кроме того, составление новых писцовых книг начинается 1680-е гг., однако эта работа так и не была завершена, так как в связи с переходом к подворному обложению необходимость в писцовых книгах отпала.

Предметом писцовых книг было описание городов и сельской местности. При этом в городах описывались все строения (государственные, частные и церковные), лавки, промышленные заведения, городское населения, земли города и т.д. В сельской местности переписывались сёла, деревни, починки (причём в каждом из населённых пунктов – дворы и жители), все земли (как занятые, так и нет, с учётом их хозяйственного значения и качества), леса, угодья и т.д. Делалось это всё с целью определения податей, которые налагались на каждого жителя.

Вот пример описания деревни в писцовой книге Шелонской пятины:

«В Заверяжье же великого князя деревни Татьянинские Феодоровы жены Олександрова. Д. Харино: дв. Ивашко Труфанов, дети его Яким да Якуш, пашни 2 коробьи, сена 100 копен, полобжы. Д. Ляпино, пуста, да в письме были 2 обжы» (обжа – это единица площади для определения поземельного налога в Новгородской земле: «Три обжа соха, а обжа один человек на одной лошади орет»).

Существовал также ряд специальных видов писцовых книг:

  • дозорные, которые составлялись по челобитью местного населения о соответствии между окладом налогов и их платёжеспособностью, а также после войн и эпидемий;
  • приправочные, также составлявшиеся после переписи для внесения уточнений;
  • строельные и засечные, которые описывали вновь основанные города, остроги или засеки;

Кроме того, в делопроизводстве Поместного приказа велись книги, фиксирующие выделение земельных угодий и их границы (отказные, отписные, межевые, мерные и сыскные книги), уплату податей (платёжные книги).

Переписи населения. Предыстория

О переписях населения в период Древней Руси говорить сложно. В грамотах князей начиная с первой половины XII в. встречаются перечисление списков станов и погостов с указанием тягла (налогов), которые они должны уплатить князю. Однако вряд ли в документах этого периода перечислялись сами люди.

Первые переписи населения были проведены монголо-татарами вскоре после их нашествия. В летописях они получили название «число». Первая такая перепись была проведена в 1245 г. в Киевской земле. Новгородская первая летопись так описывает её: «сочтоша я (их, т.е. людей) в число и начаша на них дань имати». В 1257 г. проводится перепись Владимиро-Суздальского и Рязанского княжеств: «Тое же зимы приехаша численици исщетоша всю землю Сужальскую и Рязаньскую и Мюромьскую… толико не чтоша игуменов, черньцов, попов, крилошан, кто зрит на святую Богородицю и на владыку». В 1259 г. такая же перепись была произведена в Новгороде. Последняя монгольская перепись была проведена в 1274 – 1275 гг., после этого всеобщие переписи не проводились.

Монгольские переписи проводились для учёта налогоплательщиков, которые должны были уплачивать дань (она собиралась с «плуга и дыма» и составляла в XIII в. «по полугривне с сохи»). Не включалось в перепись и не входило в дань духовенство.

С конца XIII в. сбор дани переходит от ордынских чиновников к русским князьям. Учёт населения вёлся специальными княжескими чиновниками: данщиками и писцами. Писцы вносили людей в специальные книги, называвшиеся «данскими», а данщики собирали с них дань.

К сожалению, документы XIII – первой половины XV вв. до нас не дошли, сохранились лишь упоминания в летописях и княжеских грамотах об их проведении.

Исповедные ведомости (исповедные росписи). Ведение исповедных ведомостей. Сохранность и изучение исповедных ведомостей

Ежегодная исповедная роспись завершалась итоговой статистической таблицей, в которой приводились сведения по приходу об общем числе православных (с разбивкой по сословиям), раздельно мужчин и женщин, исповедовавшихся и причастившихся, исповедовавшихся, но не причастившихся, не бывших у исповеди по малолетству, по отлучкам и другим причинам. Сверх того отдельно указывалось число и приводился именной список раскольников. Исповедную роспись подписывал не только священник, но и весь причт.

Причт отдельно предоставлял реестр не бывших у исповеди. Те, кто не был у исповеди год или два, включались туда по усмотрению священника. Если же прихожане не посещали исповедь три года и более, они считались склонными к расколу. Священник был обязан доложить о них епархиальному начальству в обязательном порядке.

Исповедные ведомости при отсутствии метрических книг имели юридическую силу при определении возраста, доказательствах законности брака и других обстоятельствах. Справка об исповеди была обязательна при вступлении в брак в другом приходе.

Исповедные ведомости обычно наиболее полно представлены в фондах духовных консисторий. Кроме того, они могут сохраняться и в фондах церквей, а также фондах духовных правлений. Консисторские экземпляры исповедных ведомостей переплетены по уездам, обычно в алфавитном порядке населённых пунктов.

Сохранились эти документы гораздо хуже, чем другие ключевые генеалогические источники (метрические книги и ревизские сказки). Исповедные ведомости, составленные после 1860-х гг., встречаются крайне редко. Это связано с тем, что поздние исповедные росписи были включены в список документов, подлежащих уничтожению, как не имеющие исторической или практической ценности.

С сохранностью документов более раннего периода дела обстоят лучше, однако лишь в некоторых архивах имеется их относительно полная подборка, которая позволяет использовать их в качестве основного источника исследования.

Исповедные ведомости являются одним из основных источников при изучении родословной крестьян и мещан, а также в случае отсутствия клировых ведомостей – духовенства. Генеалогический поиск на основе этих документов обычно ведётся на основе выборки с шагом от 5  до 20 лет, в зависимости от конкретных задач исследования. Преимущество этого источника по сравнению с ревизскими сказками состоит в регулярности их составления. Также исповедные ведомости обычно имеют меньший объём и более чёткую структуру, что позволяет найти нужную информацию по ним гораздо быстрее, чем по ревизским сказкам. Недостатком исповедных росписей является то, что в них не содержатся сведения об умерших, а также о том, куда перемещается та или иная семья, что очень важно в изучении крестьянских родословных.

Исповедные ведомости требуют сопоставления друг с другом и с иными источниками, поскольку для них в большей степени, чем для метрических книг и ревизских сказок, характерны ошибки в именах и отчествах, возрасте, степенях родства и т.п.

Исповедные ведомости (исповедные росписи). Ведение исповедных ведомостей

Исповедные ведомости, как и метрические книги, велись в церкви в двух экземплярах, один из которых отправлялся в консисторию в середине сентября каждого года. Исповедные ведомости следовало ежегодно сверять с прихожанами: причётники обходили все дворы и вписывали всех родившихся или вышедших замуж.

В исповедные росписи все прихожане записывались по сословиям:

1) духовенство;

2) военные;

3) статские;

4) купцы, мещане, цеховые и городские обыватели;

5) дворовые (до 1861 г.);

6) крестьяне.

Внутри каждого сословия семьи записывались по алфавиту с нумерацией дворов или домов. Для каждой семьи приводился полный её список: глава семьи, его жена, их дети, внуки и другие люди, с ними живущие. Если супруг у кого-то уже умер, указывалось на его вдовство. В росписях велась сплошная нумерация людей, раздельная для мужчин и женщин. Без номера в исповедные ведомости вносились неправославные члены семей.

Проживающие в этом приходе временно также записывались в исповедные ведомости после всех постоянных прихожан.

Для каждого человека указывался его возраст от рождения. Как и в метрических записях о смерти, для пожилых людей этот возраст часто отличался от действительного. Установить точную дату рождения можно, сопоставляя возраста в нескольких источниках.

Исповедная ведомость содержала три графы, которые были непосредственно связаны с исповедью. Графа «Кто были у исповеди и Святого Причастия» содержала отметку «был» или «не был». В графе «Кто же исповедовались токмо, а не причастились, и за каким винословием» записи встречаются крайне редко. Священникам рекомендовалось использовать отлучение от причастия с крайней осторожностью, поэтому прибегали они к нему крайне редко. Графа «Которые у исповеди не были» содержала отметки о причинах, по которым человек не был у исповеди. Обычно это «по отлучке» или «по нерадению».

Несмотря на то, что исповедоваться полагалось детям с семилетнего возраста, в исповедные росписи обычно вносили детей старше года. При этом в графе об исповеди священник делал отметку о том, что ребёнок не был у исповеди «по малолетству», или ставил прочерк.

Прочитать остальную часть записи »

Исповедные ведомости (исповедные росписи). История

Исповедные росписи или исповедные ведомости – это ещё один из основных видов генеалогических источников. Они составлялись священниками для учёта прихожан, которые были в этом году на исповеди и причастии в их приходе.

Исповедные ведомости представляют собой посемейный список с указанием возраста, который составлялся ежегодно, поэтому данный источник позволяет значительно продвинуться в изучении родословной.

Каждый православный христианин должен хотя бы раз в году исповедоваться и причащаться Святых Тайн. Впервые законодательно это было закреплено в «Инструкции старостам поповским или благочинным надзирателям» патриарха Адриана 1697 г. Священнику вменялось в обязанности учить своих прихожан исповедоваться и причащаться. Кроме того, он был обязан отправлять в Патриарший приказ списки прихожан, уклоняющихся от исповеди.

Указом Петра I от 8 февраля 1716 г. для тех, кто не был у исповеди, устанавливались штрафы, а для раскольников – двойное налогообложение по основному налогу (тяглу). За 1720 – 1730-е гг. было издано ещё несколько указов, подтверждавших такие наказания. С 1765 г. для горожан, которые не могли заплатить эти штрафы, вводились исправительные работы, а за крестьян, у которых не было денег на выплату штрафов, их обязан был выплатить помещик или управляющий имением (для помещичьих крестьян), управитель, казначей или староста (для экономических и дворцовых крестьян).

Синодский указ от 17 мая 1722 г. вменял в обязанности священнику сообщать властям о готовящейся государственной измене, о которой он узнал на исповеди («…если кто на исповеди объявит ещё несделанное, но к делу намеренное от него воровство (т.е. преступление), наипаче же измену, или бунт на государя, или на государство, или злое умышление на честь или здравие государево и на фамилию его величества…»), если человек не раскается и не откажется от своих планов.

Указ Сената и Синода от 16 июля 1722 г. окончательно закреплял ведение исповедных ведомостей («записных исповедавшимся книг»): «…учинить именныя прохожанам своим всякого звания мужеска и женска пола людям книги, в которых как православных, так и раскольников означить по домам изъяснительно, и под написанием всякого дома оставлять праздное место на ходящее впредь быть прибылым в тот дом, также убылым объявление: в котором туда прибудет и кто куда отбудет…». Тем же, кто находился в отлучке, указ предписывал исповедоваться у «знатных и неподозрительных священников» и брать у них «заручные письма», которые по возвращении следовало отдавать своему священнику.

Синодский указ 16 апреля 1737 г. вводил формуляр исповедных ведомостей, который действовал вплоть до 1917 г., а также экстрактов из них, направлявшихся в Святейший Синод.

Указ также окончательно закреплял порядок проведения исповеди и причащения:

…все Ея Императорского Величества верные подданные исповедания Святыя православно восточныя церкви, всякаго чина мужеска и женска пола люди, от семилетне-возрастных и до самых престарелых, во дни Святыя четыредесятницы (т.е. Великого поста) у отцов своих Духовных исповедывались и приобщались Святых Таин повсягодно, без всякого, от такового душеспасительного долга избежения, лености же и небрежения своего. Буде же кто за какою-либо крайне богословною виною в Святую четыредесятницу онаго не исполнит, то таковым тое исповедь чинит в последующие тому два поста, в Петров или Успенский неотменно и потому же Святых Таин приобщаться.

 

Указ 7 октября 1738 г. устанавливал обязательную присылку в Синод исповедных ведомостей в переплёте. Указом 17 мая 1742 г. это правило было отменено, епархии должны были хранить исповедные ведомости у себя, отправляя в Синод лишь экстракты из них.

Взимание штрафов за непосещение исповеди продолжалось весь XVIII в. В 1801 г., по синодскому указу от 18 января, все штрафы отменялись как для православных, так и для старообрядцев (которым разрешалось по указам 1798 и 1800 годов иметь свои церкви) и заменялись епитимией.

Ведение исповедных росписей (так же, как и метрических книг) продолжалось до 1918 г., хотя в некоторых местах они продолжали составляться даже в 1920-е гг.

Метки